Судебно-психологическая экспертиза

Судебная психологическая экспертиза начала свое становление в СЭУ Минюста России в 80-х годах ХХ столетия и на сегодняшний день прочно вошла в экспертную практику. На всех этапах, с конца 60-х годов, развитие судебной психологической экспертизы в стране во многом было обусловлено состоянием общества, экономическими и правовыми процессами.
На современном этапе судебно-психологическая экспертиза отражает вопросы как традиционных, сложившихся, методологически обоснованных видов судебной психологической экспертизы, так и новых направлений, остро востребованных юридической практикой.

Введение в действие нового УК РФ с 1 января 1997 г., а вслед за этим, обновление законодательства во всех отраслях судопроизводства, принятие Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской федерации» от 31.005.2001 № 73-ФЗ дали толчок дальнейшего развития СПЭ и КСППЭ.

В «Положении о производстве КСППЭ в ГНЦ ССП им. В.П. Сербского», утвержденном 14 мая 1998 г. содержалось определение: «КСППЭ назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу в рамках одной экспертизы требуются специальные познания в психологии и психиатрии».

Существуют различные понятия судебно-психологической экспертизы (СПЭ). СПЭ является комплексным психологическим исследованием с использованием весьма широкого перечня методов. В каждом отдельном случае выбор методов исследования определяется характером поставленных перед экспертизой вопросов. В настоящее время на разрешение экспертизы наиболее часто ставятся вопросы о наличии или отсутствии у подэкспертного в период совершения инкриминируемых ему деяний физиологического аффекта, о степени осознания значения своих действий несовершеннолетними правонарушителями, о наличии задержки умственного развития и др.

СПЭ является самостоятельным видом судебной экспертизы, состоящим в использовании специальных (профессиональных) психологических познаний для установления обстоятельств, входящих в процесс доказывания по уголовному делу. СПЭ имеет свой предмет, собственные объекты и методы экспертного исследования. Совокупность источников научных знаний, объектов и методов образуют специфическую сущность судебно-психологической экспертизы, как самостоятельного вида экспертного исследования .
СПЭ - исследование непатологических психических аномалий участников уголовного или гражданского процесса, которые имеют значение для установления истинности по уголовному (гражданскому) делу.
Профессор Сафуанов Ф.С. в своей книге: "Судебно-психологическая экспертиза" выделяет две основные формы использования специальных психологических знаний – в виде однородной СПЭ и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ).

Согласно действующему законодательству психолог, выступающий экспертом в гражданском процессе, имеет чётко очерченный круг вопросов, в которых он может проявить свою профессиональную компетентность. Данный круг вопросов включает:
1) установление степени понимания подэкспертным лицом содержания заключенных им сделок, его способности принимать достаточно обоснованные решения;
2) выявление у дееспособного субъекта непатологических психических аномалий, препятствующих адекватному отражению действительности;
3) установление психологической совместимости детей с родителями, с усыновителями, с опекунами;
4) установление психологической совместимости супругов;
5) установление способностей свидетелей правильно воспринимать и анализировать имеющие значение для дела события и давать о них правильные показания.

В России первая известная нам попытка судебно-психологической экспертизы относится к концу 19 века. В начале 20-го столетия к созданию основ судебно-психологической экспертизы обратились такие известные психологи, как 3. Клапаред, К. Марбе, В. Штерн и некоторые другие. Ученые смело вторгались в область юридической практики и оставили интересные, хотя и спорные, образцы экспертных психологических исследований. Они отражают настойчивые попытки приблизиться к научному анализу сложных проявлений психики свидетелей, потерпевших, обвиняемых, основанному на объективных экспериментальных данных. На этом пути поборникам развития судебно-психологической экспертизы не удалось избежать некоторых серьезных ошибок.

При первых шагах судебно-психологической экспертизы некоторые юристы и психологи видели ее будущее главным образом в исследовании свидетельских показаний. Увлеченные этой идеей, они полагали, что эксперт-психолог не должен ограничиваться установлением только принципиальной возможности конкретного человека испытывать определенные ощущения или выяснением вопроса о допустимости формирования у него зрительных, слуховых и прочих чувственных образов, представлений памяти, составляющих психологическую основу свидетельских показаний. Многие юристы просто желали слышать от психолога окончательное суждение о достоверности свидетельских показаний, забывая, что это составляет неотъемлемую функцию органов правосудия. Не имея четкого представления о границах компетенции судебно-психологической экспертизы, юристы иногда выносили на ее разрешение вопросы правового содержания, такие, например, как вопрос о мотивах преступления, характере вины и др.

В дореволюционной России наиболее последовательным пропагандистом применения психологических знаний в судебной практике был Л. В. Владимиров. Он предлагал, в частности, подвергать медико-психологическому обследованию каждого обвиняемого, которому может быть назначено наказание, связанное с лишением свободы. Но Л. В. Владимиров не видел существенной разницы между психологией и психиатрией, поэтому его взгляды не всегда были достаточно четкими и определенными.
В 20-х - начале 30-х годов особенно интенсивно разрабатывались теоретические вопросы судебно-психологической экспертизы; в этот период экспертное психологическое исследование стало постепенно внедряться в практику судопроизводства, так как в кабинетах научно-судебной экспертизы до 1931 г. существовали секции криминалистической психологии и психопатологии . Разумеется, как и всякое новое дело, судебно-психологическая экспертиза испытывала трудности в своем развитии, объяснявшиеся в первую очередь ошибками в определении ее предмета и в отграничении от других видов судебных экспертиз, а также по-прежнему дававшим себя чувствовать стремлением экспертов-психологов выходить за пределы своей научной компетенции.

Совершенно очевидные в наши дни заблуждения сторонников судебно-психологической экспертизы были подвергнуты советскими процессуалистами справедливой критике, которая, однако, со временем трансформировалась в полное и безоговорочное отрицание судебно-психологической экспертизы вообще как института, якобы чуждого советскому уголовному процессу. Критики судебно-психологической экспертизы не видели возможностей ее развития в рамках советского уголовного процесса в совершенно ином, чем в капиталистических странах, направлении. Одно из главных возражений против судебно-психологической экспертизы основано, например, на произвольном ее отождествлении с проверкой психологическими методами достоверности и надежности свидетельских показаний. На самом же деле экспертное психологическое исследование может и должно преследовать иные цели.

Г. М. Миньковский первым среди советских юристов нарушил существовавшую два с лишним десятилетия традицию отрицания допустимости судебно-психологической экспертизы в нашем уголовном процессе. Еще в 1959 году Г. М. Миньковский прямо указал не только на необходимость при расследовании некоторых уголовных дел использования в форме экспертизы специальных психологических познаний, но и на общие задачи и перспективы развития судебно-психологической экспертизы .
Вслед за Г. М. Миньковским многие советские ученые — процессуалисты, криминалисты, психиатры, практические работники органов юстиции — обратились к разработке теоретических и практических проблем судебно-психологической экспертизы.

В последнее десятилетие произошли большие перемены в оценке роли и значения судебно-психологической экспертизы. В связи с этим накал споров о ее принципиальной допустимости заметно ослабел. Наиболее актуальными стали проблемы собственно теории судебно-психологической экспертизы, определение ее методологических принципов и компетенции, разработка методов экспертного исследования, формирование необходимых для его широкого внедрения в следственную и судебную практику навыков у экспертов-психологов и практических работников органов юстиции.
Когда в середине 60-х годов были сделаны первые попытки возрождения судебно-психологической экспертизы, обнаружилось, что серьезным препятствием на этом пути служит полная неясность вопроса о том, в каких случаях она должна проводиться, что составляет ее компетенцию.
В это время судебно-психологической экспертиза прочно закрепилась в УПК РСФСР. В ст. 392 УПК РСФСР говорится о необходимости выяснить, способен ли несовершеннолетний полностью сознавать значение своих действий и руководить ими, если имеются данные о наличии у него умственной отсталости, не связанной с душевным заболеванием.

В порядке толкования этой статьи Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 21 марта 1968 г. «О внесении дополнений в постановление Пленума Верховного Суда СССР № б от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» разъяснил, что к числу необходимых следственных действий в этих случаях может быть отнесена судебно-психологическая экспертиза.

В постановлении Пленума Верховного суда РСФСР № 37 от 5 августа 1967 г. «О выполнении судами РСФСР постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике .по делам об изнасиловании» сказано, что «суды в каждом конкретном случае должны устанавливать, могла ли потерпевшая в силу своего возраста и развития понимать характер и значение совершаемых с нею действий». Реальную помощь в установлении этого важного обстоятельства, если потерпевшая психически здорова, может оказать судебно-психологическая экспертиза .

В соответствии с законом (ч. 3 ст. 79 УПК РСФСР) следует считать обязательным проведение судебно-психологической экспертизы, если в отношении психически здоровых свидетелей или потерпевших возникает сомнение в их способности в силу индивидуально-психологических или возрастных особенностей правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.

Список библиографии
1. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" 5 июня 2001 г., Российская газета - Федеральный выпуск №2718 (0).
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016).
3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 06.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016).
4. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза, М., 1977.
5. Петровский А. В. История советской психологии, М., 1967.
6. Миньковский Г. М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних, М., 1959.
7. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. – М.: Норма, 2009.
8. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза. – М.; Изд. Юрайт, 2015.